логотип
Это пустое меню. Пожалуйста, убедитесь, что в вашем меню есть пункты.
Дежурный по бизнесу

На ПМЮФ обсудили проблему квалификации мошенничества и неисполнения обязательств по сделке

На ПМЮФ обсудили проблему квалификации мошенничества и неисполнения обязательств по сделке

Участники дискуссии заметили, что экономические споры часто приобретают уголовную окраску, что приводит к необоснованному вторжению правоохранительных органов в деятельность организаций

По итогам обсуждения участники сессии предложили возможные варианты решения выявленных проблем. В частности, было озвучено предложение о закреплении в УПК РФ невозможности возбуждения уголовного дела о преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности до исчерпания всех гражданско-правовых способов защиты и мер ответственности.
13 мая на XI Петербургском международном юридическом форуме прошла сессия «Неисполнение договора или мошенничество? Проблема квалификации». Спикеры отметили, что несмотря на либерализацию уголовно-процессуального и уголовного законодательства все еще требуются тонкие настройки для создания более безопасной среды для бизнеса.

Модератором мероприятия выступил руководитель аналитической службы «Пепеляев Групп» Вадим Зарипов. Он отметил, что на сегодняшний день имеет место избыточная криминализация хозяйственных отношений: уголовное дело возбуждается, если договор не исполнен или исполнен, но нарушены какие-либо условия, например по качеству. Вадим Зарипов полагает, что необходимо выяснить, насколько сопоставима реальная общественная опасность мошенничества и негативные последствия широкой практики возбуждения уголовных дел по ст. 159 УК РФ в случае неисполнения договорных обязательств в ходе предпринимательской деятельности или корпоративных конфликтов.

Заведующая кафедрой предпринимательского, конкурентного и финансового права, профессор кафедры уголовного права Сибирского федерального университета Ирина Шишко подчеркнула, что, как показала практика, в последние время участились случаи возбуждения уголовных дел о мошенничестве исполнителей государственных или муниципальных контрактов. Она отметила, что данных лиц привлекают к ответственности либо за обман, либо за причинение ущерба, хотя для мошенничества обязательно сочетание этих двух признаков. Такое положение, по мнению Ирины Шишко, явно не соответствует задачам улучшения делового климата и повышения предпринимательской инициативности, что необходимо для экономического роста.

Профессор кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Университета прокуратуры РФ Роман Шарапов отметил, что правоохранительные органы направляют уголовные дела в суд по мошенничеству, связанному с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, формируя достаточно качественную доказательственную базу. Поэтому, как считает спикер, корень проблемы кроется в большей степени не в материально-правовом, а в процессуальном аспекте.

Как полагает руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», амбассадор “Дежурного по бизнесу” Екатерина Авдеева, на данный момент существует проблема недостоверной статистики количества привлеченных к уголовной ответственности предпринимателей. Кроме того, она затронула проблему ненадлежащего фиксирования всех договоренностей, дополнительных соглашений, пунктов и т.д. при заключении сделок.

В свою очередь доцент кафедры уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Максим Арзамасцев пояснил, что сама проблемы кроется не в количестве приговоров и не в количестве осужденных, поскольку к моменту осуждения бизнесмена, как правило, у него уже не остается бизнеса. В связи с этим имеет значение необоснованное возбуждение уголовных дел в данной сфере.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Елена Артюх в своем выступлении отметила, что несмотря на достаточно серьезную либерализацию уголовно-процессуального и материального уголовного законодательства все еще требуются тонкие настройки для создания более безопасной среды для бизнеса.

Заведующий центром уголовного, уголовно-процессуального законодательства и судебной практики Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Станислав Нудель полагает, что прежде всего необходимо ответить на вопросы: какова криминогенная ситуация в этой сфере, каков потенциал уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм для улучшения криминогенной ситуации.

Заместитель руководителя экспертно-правового центра Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Наталья Рябова обратила внимание, что в нашей стране одним из наиболее существенных предпринимательских рисков является риск привлечения к уголовной ответственности, что крайне негативным образом влияет на предпринимательский климат. «В России есть потребность в формировании слоя предпринимателей, которые и формируют налогооблагаемую базу, создают рабочие места. В связи с этим необходимо создавать условия для того, чтобы люди, которые планируют заниматься предпринимательской деятельностью, не боялись необоснованного уголовного преследования», – поделилась мнением эксперт.

По мнению уполномоченного по защите прав предпринимателей в Тверской области Антона Стамплевского, проблема состоит не столько в четкости самой нормы, сколько в том, каким образом ее применяют правоохранительные органы.

Во второй части обсуждения спикеры высказали свои предложения по возможному решению затронутых проблем. Так, преподаватель департамента налогов и налогового администрирования Финансового университета при Правительстве РФ, управляющий партнер юридического агентства «Левченко и партнеры» Данил Левченко полагает возможным установить в УПК РФ прямой запрет на возбуждение уголовных дел по ст. 159 УК РФ при наличии в отношениях В2В и В2G действующей хозяйственно-правовой сделки, до тех пор пока она не будет признана судом недействительной по основаниям ст. 178 и ч. 2 ст. 179 ГК РФ.

Антон Стамплевский высказал предложение начать внедрение «электронного уголовного дела», а также обеспечить равенство сторон при назначении экспертизы путем предоставления права знакомиться с материалами, направляемыми эксперту, и путем введения обязательной мотивировки при отклонении вопросов стороны защиты эксперту.

По мнению Натальи Рябовой, в УПК РФ необходимо предусмотреть приостановление доследственной проверки или предварительного следствия до разрешения экономического спора с установлением признаков недобросовестности одной из сторон. Решение по такому делу должно иметь преюдициальное значение при отсутствии доказательств подложности представленных в суде доказательств, полагает спикер.

В свою очередь Елена Артюх поделилась предложением о закреплении в УПК невозможности возбуждения уголовного дела о преднамеренном неисполнении договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности до исчерпания всех гражданско-правовых способов защиты и мер ответственности, а также в случае сохранения невозмещенного ущерба потерпевшему после такого исчерпания. По ее мнению, в УПК также необходимо закрепить невозможность возбуждения уголовных дел в контрактной системе закупок в отсутствие заявления публичного заказчика и до исчерпания всех мер привлечения к гражданско-правовой ответственности за преднамеренное неисполнение договорных обязательств по контракту. Кроме того, Елена Артюх высказалась об исключении из УК РФ специальных составов «предпринимательского» мошенничества (ч. 5–7 ст. 159 УК РФ), которыми предусматривается уголовная ответственность за преднамеренное неисполнение договорных обязательств.

Максим Арзамасцев считает важным внедрить в законодательство правило, согласно которому для установления мошенничества одновременно необходимы:

обман, достигающий того уровня, при котором при сообщении правдивых сведений контрагенту договор не был бы заключен;
объективная и существующая изначально невозможность выполнения принимаемых лицом обязательств (и осознание им этого факта);
отсутствие экономических оснований для получения экономической выгоды, т.е. для этого лица сделка не имела самостоятельного смысла, а была лишь прикрытием преступления.
Как полагает Екатерина Авдеева, необходимо разъяснить правоприменителю, что если контрагент не скрывается и не скрывает свое имущество, то признаков хищения не имеется.

Роман Шарапов высказался о дополнении УПК РФ нормой, в соответствии с которой не может служить основанием для возбуждения уголовных дел по ч. 5–7 ст. 159 УК РФ сам факт неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности в отсутствие достаточных данных, указывающих на преднамеренный характер такого неисполнения.

По словам Ирины Шишко, в законодательстве требуется разъяснение: если госконтракт выполнен в полном объеме и с обеспечением надлежащего качества, но цена контракта значительно выше рыночной стоимости, то признать получение исполнителем платы по контракту мошенничеством можно только при установлении его сговора с заказчиком с целью установления необоснованно высокой цены контракта, т.е. значительно превышающей среднеотраслевую рентабельность.

 

Другие новости

Поделитесь информацией. Выберите свою соцсеть!

Консультация pro bono