логотип
Дежурный по бизнесу

На ПМЮФ эксперты обсудили перспективы введения уголовной ответственности для бизнеса

На ПМЮФ эксперты обсудили перспективы введения уголовной ответственности для бизнеса

В рамках XI Петербургского международного юридического форума прошла сессия на тему “Уголовная ответственность юридических лиц: проблемы и перспективы”, модератором которой выступил заведующий кафедрой уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Сергей Оленников. Он напомнил, что вопрос об ответственности юридических лиц представляет острую проблему еще со времен реформы 1990-х гг. Тогда были и сторонники, и противники подобных мер. Поскольку внимание общества было обращено на экологию, сторонники обосновывали целесообразность введения института ответственности юрлиц введением санкций за причиненный вред. Предполагалось, что основанием к уголовной ответственности выступало бы виновно совершенное в интересах юридического лица действие. Санкции – штрафы, конфискация имущества (когда конфискация была отдельным наказанием), запрет заниматься определенной деятельностью. Противники же указывали, что это поступок, который находится в сознании и воле, а это присуще человеку.

Председатель СК РФ Александр Бастрыкин заметил, что 10-12 лет назад в Госдуме была создана рабочая группа по введению ответственности юрлиц и документ почти приняли в первом чтении, но в итоге принят он так и не был. Он обратил внимание, что нахождение осужденных в местах лишения свободы обходится очень дорого – это миллиарды. Александр Бастрыкин указал, что более 80 стран используют институт уголовной ответственности юрлиц, например Испания, Франция, Чехия, Германия. По его мнению, если европейские страны давно включили юрлиц в состав уголовной ответственности, то можно проанализировать и принять закон такой же направленности. Спикер полагает, что, если правление общества проголосовало за мошенническую схему, не надо направлять в колонию всех менеджеров – это дорого, можно привлечь к уголовной ответственности юрлицо, что сейчас реализовано только на уровне КоАП.

Сопредседатель Ассоциации юристов России Владимир Плигин заметил, что необходимо внимательно относиться к терминологии, которую пытаемся использовать. Нужно понимать эмоциональную наполненность слов “уголовная ответственность” применительно к российской ситуации, заметил он. По мнению спикера, если говорить об уголовной ответственности юридических лиц, то следует определиться, каких именно – корпораций или иных. Он пояснил, что западное законодательство – антиотраслевое, и нацелено оно на корпорации. А в России это малый и средний бизнес, и, прежде чем дополнять ответственность юрлиц словом “уголовная”, надо понимать социальную ответственность.

Владимир Плигин рассказал о трех возможных концепциях. В первой классический субъект – это юридическое лицо, но юрлицо – это продолжение “я” физического лица. “Если говорить о субъекте юрлица, то что это: ИП, малый, средний бизнес или корпорация?” – задался вопросом спикер. Он добавил, что если говорить о слове “субъект”, то придется возвращаться к сознанию и прочему, если исключать это слово и двигаться к предложению профессора СПбГУ и института прокуратуры Бориса Волженкина, то следует различать субъект преступления и субъект уголовной ответственности.

Второй вариант – это введение таких санкций в КоАП при формировании его новой концепции, которые приведут к ликвидации юрлица. Институт административной ответственности, который сложился на сегодня, стоит дополнить, не вводя институт уголовной ответственности, полагает Владимир Плигин. Третья концепция – возбуждение уголовного дела, но с применением административной ответственности.

Директор китайско-российского центра сравнительного правоведения Хэнаньского университета Пан Дунмэй рассказала, что ранее, в УК КНР 1979 г., не были закреплены корпоративные преступления, однако в новой редакции Кодекса 1997 г. ответственность за это предусмотрена. Корпоративные преступления отличаются от преступлений физлиц не только субъектом, но и составом, при этом понятие корпорации в Китае шире понятия юрлица, пояснил он. Большинство общественных организаций, которые также несут ответственность по УК, не имеет статуса юрлица.

В Китае отсутствует четкая регламентация формы вины – преступная форма вины является виной организации в целом. Незаконное присвоение материальных благ для организации отличается от преступления физлица, если должностные лица пользуются именем организации для совершения преступления. Если корпоративное преступление совершено по неосторожности, ответственность несет ответственное лицо организации, а не сама организация. При этом корпоративные преступления включают два момента: они могут быть совершены по решению управляющего организации, то есть тех, кто принимает решение, например совета директоров, либо могут быть совершены по решению руководителя организации, то есть законного представителя предприятия. Наказание также может быть либо двойным, когда наказывается корпорация, ответственные лица, либо наказывается кто-то один. Есть смешанные корпоративные преступления, когда субъектом может быть как организация, так и физлицо. В то же время конструкции, относящиеся к физлицу, могут применяться и к организации, рассказал Пан Дунмэй.

Член генерального совета, руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Общероссийской общественной организации “Деловая Россия”, амбассадор “Дежурного по бизнесу” Екатерина Авдеева заметила, что ст. 76.1 УК РФ “Освобождение от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба” предусматривает возможность освобождения от наказания при уплате двухкратного размера возмещения, что, возможно, более целесообразно. Если действия противоправны и совершены коллективно, то справедливо, если бы не было распределения денежных средств, чтобы вред возмещала корпорация, полагает она.

Сегодня, когда появились новые тенденции экономической реальности, тенденции, связанные с развитием технологий, и развивается киберпреступность, развивается ИИ, который будет принимать решения, в том числе уголовно наказуемые, назрел вопрос комплексного подхода уголовно-правовой политики, посчитала Екатерина Авдеева. По ее мнению, вопрос ответственности юрлиц должен быть детально проработан, чтобы не было негативного воздействия на бизнес. Важно, чтобы применялись именно экономические санкции.

Екатерина Авдеева заметила, что уголовно-правовая сфера эксплуатируется с целью в том числе отнять бизнес, и, если ответственность будет нести юрлицо, бизнес уже не будет столь привлекательным. Также уголовная ответственность используется для устранения конкурентов. По мнению спикера, вопрос должен быть проработан с точки зрения баланса частных и публичных интересов и прогнозов, так как изменения в УК вносятся без просчета экономических и других последствий.

Руководитель аналитической службы ЮК “Пепеляев Групп” Вадим Зарипов задался вопросом, кого привлекать к ответственности, ведь юрлицо – фикция, а фирмы-однодневки – фикция в квадрате, и налоговые службы знают, что нет смысла проводить их проверку, так как некого искать. По его мнению, уголовное преследование – это крайнее средство защиты публичных интересов, когда недостаточно гражданско-правовых и административно-правовых средств.

Он посчитал, что о недостаточности мер для борьбы с негативными явлениями должны говорить представители контролирующих и надзорных органов – ФНС или Росприродназора. Сегодня налоговые органы проводят полноценное налоговое расследование, используя все его атрибуты, такие как допросы, осмотры, экспертизы, и этого достаточно, считает Вадим Зарипов. По его мнению, потенциал административной ответственности не исчерпан, она сегодня квазиуголовная, потому что в ней предусмотрены жесткие санкции. Таможенное нарушение ведет к 200-процентному штрафу и конфискации имущества, валютные нарушения – 20-40% штрафа от валютной операции.

Вадим Зарипов отметил, что с прошлого года следствие работает по материалам налоговых органов, но задача у него другая – борьба с преступностью. Он указал, что законодательством предусмотрены возмещение вреда в гражданском порядке, взыскание экологических штрафов, но это штрафные налоги, которыми, по его мнению, правоохранительные органы не должны заниматься. В заключение спикер указал, что, согласно ст. 51 Конституции, ограничения должны быть соразмерны. С учетом текущего состояния судебной и правоохранительной систем введение уголовной ответственности для юрлиц – это угроза экономической безопасности страны.

Другие новости

Поделитесь информацией. Выберите свою соцсеть!

Консультация pro bono