Российское законодательство практически не оперирует термином «форс-мажор», упоминая его лишь в п. 3 ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», который в качестве одного из полномочий Торгово-промышленной палаты РФ (ТПП РФ) предусматривает ее право свидетельствовать обстоятельства форс-мажора в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров РФ. При этом сам Закон понятия форс-мажора не раскрывает. Оно содержится в п. 1.3 «Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)» (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 N 173-14), которое не является правовым актом.

Под обстоятельствами форс-мажора в указанном пункте понимаются — чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в течение реализации договорных (контрактных) обязательств, которые нельзя было разумно ожидать при заключении договора (контракта), либо избежать или преодолеть, а также находящиеся вне контроля сторон такого договора (контракта).

Анализ судебной практики показывает, что экономические санкции в большинстве случаев не расцениваются судами как обстоятельства непреодолимой силы, если только они не введены в отношении конкретной стороны сделки. Суды расцениваются финансовые трудности или иные затруднения при исполнении обязательств из-за введенных санкций, которые испытывает сторона обязательства, как один из факторов предпринимательского риска, который не может расцениваться как обстоятельство непреодолимой силы. Так, Девятым арбитражным апелляционным судом в 2015 году было рассмотрено дело по договору поставки. Поставщик поставил товар с нарушением срока поставки. Ответчик ссылался на то, что просрочка допущена по вине третьей стороны в связи с введением экономических санкций против РФ, в то время как страной производства спорного товара является США. Экономические санкции в этом плане могут расцениваться как обстоятельство непреодолимой силы, освобождающие от ответственности. Однако, суд не согласился с таким доводом. (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2015 N 09АП-34395/2015 по делу N А40-40707/15).

Однако стоит отметить, что уже сейчас практика постепенно меняется. Судами стали выявляться некоторые условия, при которых международные санкции все же следует признавать форс-мажорными обстоятельствами. При этом сторона договора, пострадавшая от санкций, должна доказать, что такие меры повлияли на выполнение ею своих обязательств и этой стороной были приняты все меры для надлежащего исполнения договора при той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась по характеру обязательства (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.10.2021 по делу № А56-45960/2020).

В марте 2022 года ТПП выступила с инициативой о признании международных санкций форс-мажорными обстоятельствами, которые освобождают сторону договора от ответственности за неисполнение обязательств по нему (Письмо ТПП РФ от 22.03.2022 № ПР/0181В). ТПП отметили, что из-за введенных ограничительных мер многие поставщики лишились возможности выполнить свои обязательства перед клиентами. Например, они не могут поставить произведенные за рубежом товары из-за прекращения их поставок в Россию, в то время как внутри страны такие товары не производятся. В связи с этим в ТПП предложили внести ГК РФ поправки, которые признавали бы санкции форс-мажором.

Специальный законопроект об урегулировании «санкционного форс-мажора» был внесен в Госдуму 22 марта. Он предусматривает «замораживание» обязательств в ситуации, когда их исполнение становится невозможным вследствие «недружественных действий иностранных государств и международных организаций». Доказавший такие обстоятельства исполнитель (должник) освобождается от ответственности. Если же реализация договора «объективно становится окончательно невозможным» — обязательства прекращаются (аннулируются).

Как видится, с принятием указанного законопроекта будут нормализованы правоотношения с участием потребителей, будет оказана серьезная поддержка российскому бизнесу в период действия международных санкций, введенных против России. Прогнозируется уменьшение количество спорных и неразрешимых ситуаций, в том числе связанных с возможностью банкротства российских предпринимателей.